ПРАЗДНИК НА СКАЛОДРОМЕ
Фёдор Мартынов, организатор детских праздников и директор проекта Naskalu.ru рассказывает о том, как сделать ребёнку незабываемый день рождения, дать возможность полюбить скалы и привить идею преодоления своих слабостей
— Фёдор, ты спортсмен. Как тебе в голову пришла идея заниматься детскими праздниками?
Я занимался скалолазанием с 10 лет. Перестав выступать на соревнованиях, я быстро понял, что просто лазить не то чтобы скучно. Получалось лазанье ради лазанья. И тогда мне стало интересно — что еще можно делать на скале? Чем можно заинтересовать новичков, которые не относятся к этому как к спорту, не гонятся за результатами и разрядами?

Я начал проводить для детей своих друзей занятия в игровой форме. Старался на тренировках погружать их в тему, давал яркие образы, придумывал сюжеты. Дети лазали у меня «в космос», «на этажи», были супер-героями. В общем, развлекались.

До 12 лет для ребёнка скалолазание — это просто развлечение, уже позже он осознает, что занимался спортом и сейчас работает на результат. У детей скалолазание вызывало положительные эмоции, тренировки давали опыт преодоления, воспитывали волю.

Позднее появилась идея сделать на основе этой концепции детские праздники. Этот рынок даже в столице не очень большой: стандартные картинг, боулинг, экспериментаниум, кузар многим уже приелись. Я решил создать такой вид, который бы сочетал активность, новизну и моральное воспитание одновременно.
— Расскажи поподробнее?
— Моя фишка изначально была в том, что я позиционировал детские праздники на скалодроме, как активность, во время которой ребёнок получает возможность сделать то, чего раньше не умел. Это такой праздник-преодоление — не пассивное сидение, а активная вовлечённость. Дети общаются между собой, соревнуются, помогают друг другу.

У нас есть несколько программ: командообразующие, в которых все дети сосредоточены на достижении какой-то общей цели, и соревновательные. Последние мы проводим для детей старше 8 лет — маленькие не понимают и расстраиваются, если их кто-то «облезает». Средний возраст наших посетителей — это 8-10 лет, но мы проводим праздники и для детей от 5 лет.

Скалолазание — это естественная детская активность. Все мы лазили во дворе по деревьям, всяким «паутинкам», крышам. А тут это можно сделать открыто, безопасно, с одобрения родителей и участвуя в занимательной игре.
«Я решил создать такой вид, который бы сочетал активность, новизну и моральное воспитание одновременно».
— То есть это не просто скалолазание? Есть какой-то объединяющий сюжет?

— Да, по возрастам и по темам у нас есть различные программы. Половину любой из них занимает лазанье на скалодроме, вторую - активность на площадке: добывание ключей, отгадывание загадок, тематические эстафеты и другое. Ведущий направляет детей, делит их на команды, погружает в сюжет.

На первом этапе мы аккуратно приучаем ребенка к высоте. Сначала ему предлагается собрать все призы или части головоломки на небольшой высоте, потом сложность задания повышается. Те дети, что боятся лазить, постепенно адаптируются. Они видят, как другие лезут, и это их мотивирует. Получается такая… здоровая коллективность.

Тут самое главное — это погружение ребенка в тему с самых первых минут. В одной из программ у нас есть сундук, в котором в течение игры хранятся подарки от родителей. Было несколько раз, когда родители слишком поздно передавали подарки, и мы не успевали подвесить сундук в сетку к приходу детей. В таких случаях происходит «выгрузка» из темы, у детей пропадает ощущение, что есть добыча, которую надо достать. Пропадает здоровый детский азарт. Тем не менее, грамотный ведущий может обыграть подобные «шероховатости», что мы тогда и сделали.

Вторая часть программы более сюжетная. Эстафеты, задания, парные скейты-черепашки, на которых мы устраиваем гонки, темная пещера с препятствиями: паутиной, скелетами, страшными звуками и нагнетающей музыкой. Дети действительно верят. Они выходят оттуда возбужденные, обсуждают, радуются, что прошли.

Я сам лично придумываю сюжеты для программ. Смотрю на детей, интересуюсь, что им нравится, общаюсь с их родителями, учитываю то, что предлагает современное медиа-пространство. Что-то потом, правда, приходится корректировать, менять — разные бывают курьезы.
— Дети не слушаются?
— Нет, с этим проблем не бывает. Ведущий их очень хорошо «держит». Но вот если кто-то из детей сильно боится лезть на препятствие на каком-то из этапов, мы не настаиваем.

Однажды у нас была большая программа, во время которой происходил высотный спуск по верёвке, натянутой под углом 35 градусов к земле. Все дети успешно спустились с вершины специального короба, где была закреплена верхняя часть верёвки. Все, кроме одного мальчика, который боялся высоты, но не подал виду во время первой части. Он очень не хотел лезть наверх, боялся. Мама вмешалась, настояла и чуть ли не «загнала» его по лестнице наверх.

Мальчишка застрял на точке спуска где-то на час. Все дети к тому времени благополучно спустились, попили чай, а он всё сидел.

Вообще все наши инструкторы компетентны в основах детской психологии, а в тот раз, слава Богу, один из наиболее сильных инструкторов оказался наверху: всё это время он сидел с мальчиком, разговаривал с ним, старался его успокоить. Через какое-то время я тоже поднялся наверх. Мы начали спасработы и вместе стали уговаривать мальчика спуститься. Парень уже выторговал у нас карабин, пароль от Wi-fi (зачем-то он ему там понадобился), еще что-то… а спускаться всё не хотел.

Не оставалось ничего другого. Я незаметно пристегнул мальчика к себе, обнял его и спустился вместе с ним по этой злосчастной верёвке. Скорость контролировал мой коллега. Когда мы спускались, у парня на лице сменилась гамма эмоций — от ярости и панического страха до ощущения безграничного счастья и просветления. В конце пути он уже сиял как лампочка. Мы обыграли всё так, что мальчишка показался одноклассникам крутым. Но в будущем стали пресекать такие ситуации.
«...все наши инструкторы компетентны в основах детской психологии...»
— А какой главный вопрос задают родители, которые приходят к тебе?

— Главный вопрос — безопасно ли это? И мой ответ всегда один и тот же: «аб-со-лют-но»!
У нас двойная проверка безопасности. На уровне персонала скалодрома его сотрудники регулярно тестируют верёвки и крепления всех конструкций. Составляют акты о проведенных проверках. И наша собственная.

В нашей бригаде есть ответственный за безопасность, «праздничные» инструкторы имеют все необходимые разрешения. Мы используем экипировку от ведущих фирм-производителей. В стандартный комплект, который получает каждый ребенок, входят специальная обувь для лазанья (скальники), страховочная система, мешочек с магнезией, чтобы не скользили руки, каски для самых маленьких (5-7 лет).

Кроме того, мы подходим с позиции, что праздник — это не спорт и всегда рассчитываем нагрузку так, чтобы с ней без проблем справились все дети.

Однажды к нам даже обратилась мама ребенка, у которого был детский церебральный паралич. У него была нарушена координация, тряслись руки, ноги, но мальчик хотел попробовать скалолазание. Где-то, видимо, увидел это и загорелся.

Вместе с мальчиком пришли его друзья — обычные ребята без особенностей в движениях. Мама очень волновалась и сомневалась, говорила: «Да ему бы только попробовать пару метров пролезть и хватит».

В итоге с первой попытки паренек долез до середины скалы, со второй, при всеобщей поддержке и помощи, — до самого верха. Все радовались: дети, ведущий, инструктор, мама.

Сам мальчик этого никогда не забудет. Никакой боулинг, картинг и кузар не дадут ему этого ощущения победы и преодоления.

В такие моменты понимаешь, что занимаешься нужным делом.

Интервью провёл Карэн Казаков

Хотите праздник на скале?
Давайте обсудим ваши идеи или предложим наши.
Made on
Tilda